Ника Мусави, Баку: Права женщин в Азербайджане – 100 лет спустя

Женщинам это свойственно – купить дорогое платье, а потом ни разу его не надеть. Поэтому, наверно, и не удивительно, что азербайджанские женщины, первыми на мусульманском Востоке получив избирательные права [во времена Азербайджанской Демократической Республики, 1918 год], в дальнейшем практически никогда ими не пользовались.

Да и вообще, с правами женщин в Азербайджане творится что-то непонятное. По конституции они, конечно, абсолютно равны с мужчинами. На деле же имеется негласный список ограничений, длина и изощрённость которого своя для каждой социальной прослойки. От вето на «мужские профессии» до запрета выходить из дому без сопровождения. Консервативное общество, что поделаешь.

Точнее, что-то поделать можно. В конце концов, в начале прошлого века, когда ситуация была ещё хуже, азербайджанским женщинам удалось даже чадру с себя сорвать. Ту самую чадру, кстати, которую они сейчас опять на себя надевают – уже добровольно. Но сейчас не о том.

Тогда, 100 лет назад, женщин в Азербайджане признали полноценными людьми. На официальном уровне. А на неофициальном пред ними до сих пор простирается широкое поле для борьбы не на жизнь, а на смерть.

Итак, не взятые высоты и окопы ждут азербайджанских амазонок, готовых дать последний бой сексизму – тем более, что это сейчас так модно по всему миру. Феминизм нынче в тренде. Самое время вновь воспользоваться ситуацией, как некогда сделали прабабушки.

Но не пользуются ведь. И не воспользуются. И никаким серьёзным изменением в плане равноправия полов в Азербайджане не пахнет.

Хотя бы потому, что одной категории женщин это попросту не нужно. Они с радостью становятся домохозяйками, полностью посвящают себя семье, слушаются мужа, трижды в неделю посещают салон красоты и вешают на Facebook картинки из серии: «Я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу платье!».

В то же самое время, вторая категория женщин лезет на баррикады, разоблачает очередные случаи бытового насилия, открывает центры реабилитации, проводит социальные акции и безуспешно пытается докричаться до первой категории: «Эй, подруга, на дворе 21 век!».

Третья категория никак не может решить, хочет ли она стать настолько «равноправной», чтобы самой платить за себя в кафе, самой открывать себе двери и не иметь никаких гендерных оправданий и поблажек в случае ошибки, ссоры, эмоционального срыва и т.д. С точки зрения этих женщин, равенство с мужчинами – это, конечно, хорошо, но в меру.

Четвертая категория, начитавшись психологов, эзотериков и прочих шаманов, вообразила, что женщина – это практически богиня, и требует соответствующего к себе отношения. Что априори исключает равноправие. Тем паче, что Афродите хоть и поклонялись, но никто не спрашивал её мнения о том, как управлять Грецией.

И, наконец, есть ещё пятая категория, которая вообще не знает (или не хочет знать) о существовании такого явления, как равенство полов, право женщин на собственное мнение и т.д. Потому что выросли далеко от столицы, в патриархальной атмосфере, в почти полной информационной изоляции, воспринимают полное повиновение мужчине как норму, и едва ли не единственная доступная форма протеста для них – это сбежать из дома с возлюбленным.

Ну а так как единство – один из главных залогов успеха любой борьбы, то настоящее равенство полов Азербайджану в обозримом будущем явно не грозит. И, кстати, не факт, что прабабушки наши так уж рвались обрести те самые избирательные права. Может, им просто неудобно было отказаться от “подарка”.

http://jam-news.net/Publication/Get/ru-RU/3160